Пространство душевного равновесия От Александра Свияша

Заголовок

Александр Никонов

Как сказал однажды великий физиолог А. Невзоров, «я могу навскидку назвать с десяток причин, по которым вегетарианство: а)полезно, б) вредно». Действительно, разные школы физиологии с пеной у рта спорят о том, вредно есть челове­ку мясо или необходимо. Но давайте в разрешении этого спора зайдем с другой стороны, более общей. Посмотрим со стороны Дарвина, со стороны естественного отбора, со стороны биологии в целом. Человек, он кто - хищник или травоядное?

Конечно, коли зайти с этой стороны, ответ покажется совсем простым: если человек хищник, то ему мясо жизнен­но необходимо, а если человек - существо травоядное, то ему мясо кушать вовсе не по рангу... Что ж, давайте посмотрим в этом направлении.

С одной стороны, человек конструктивно вовсе не хищник. Вот вы, например, можете поймать и съесть зайца?

Увы! Найти и выкопать морковку, отличить красный зрелый плод от зеленого незрелого вы своим цветовым зрением сумеете, конечно, для того оно и дадено. А вот догнать зайца... Есть некоторые сомнения! Даже если заяц вам попадется больной, толстый и неуклюжий и вы его поймаете, то сможете прокусить прочную лохматую шкуру, чтобы перервать зверю артерию? Сможете разорвать шкуру и сожрать сырое мясо, перегрызть кости так же легко, как это делают волки или лисы?.. Опять со­мнения. Думаю, даже сырая магазинная курица, мягкая и вся из себя бройлерная, так легко не полезет в ваш рот и желудок.

Есть также сомнения в том, что вы сможете просто побороть зайца! Заяц довольно крупный зверь, доходящий в длину до 75 сантиметров, и его длинные зубы и крепкие задние ноги - довольно мощное оружие. Ну что, будете воевать с зайцем или убежите?

Наберитесь мужества, разденьтесь догола и посмотри­те на себя в зеркало - ну, какой вы хищник? Это же убожество! Где клыки? Где когти, чтобы удерживать добычу? А этот жалкий носик? Разве можно таким унюхать добычу за километр? Посмотрите на когти орла, клыки тигра или длинные носовые ходы собаки, тянущиеся вдоль всей пасти. Человек конструктивно не приспособлен для загонной (как псовые) или засадной (как кошачьи) охоты.

Кроме того, все хищники рождают слепых детенышей, а наши рождаются зрячими. У всех хищников в помете несколько новорожденных, а у человека даже двойня - редкость. Зато коровы или олени рождают одного зрячего теленка.

Хищники не имеют потовых желез. Как вы знаете, собака осуществляет терморегуляцию, вывалив наружу язык. А вот конь потеет. И мы потеем.

Кошки и собаки - классические хищники - пьют воду, лакая. А коровы и лошади - всасывая. Мы тоже на работе и дома всасываем свой чай из кружки, а не лакаем.

Желудочно-кишечный тракт хищника короткий, чтобы мясо не успело вступить в нем в фазу гниения. Кислотность желудочного сока хищника высока, его желудок способен переваривать кости и шкуру. А вы не то что кости или шкуру, а просто кило сырого мяса не переварите, окажетесь в реанимации.

Хищник - пират удачи. Сегодня поймал, а завтра нет. Поэтому наедается впрок и может зараз сожрать два-три десятка килограммов, после чего спать сутками напролет. Он может не есть неделю. А вот корова щиплет по чуть­-чуть, но постоянно. Мы тоже питаемся дробно - по нескольку раз в день.

Что это значит? Что мы - травоядные?

Не спешите с выводами. Корова не ест мяса. А мы - запросто. Правда, человек не употребляет сырого мяса, всегда только обработанное - вареное, жареное, копченое, соленое, вяленое, маринованное, ферментированное. Иными словами, мы всегда подвергаем мясо предварительной обработке вне желудка. Термообработка выполняет функцию первого этапа переваривания. Это самое настоящее внешнее переваривание - как у пауков, которые сначала впрыскивают в жертву яд, ждут, когда этот яд жертву разложит, а затем уже частично разложенное едят. Мы - как пауки. Только у людей функцию внешней деструкции пищи играет высокая температура. Без огня мы не стали бы «искусственным хищником».

- Так значит, по конструкции мы все-таки не хищники, а травоядные! - продолжит настаивать читатель.

И снова я попрошу не спешить. Действительно, желудочно-кишечный тракт человека, как мы уже поняли, на хищнический никак не тянет. Но и на травоядный тоже! Остап Бендер предполагал, будто гражданин Корейка произошел от коровы. Если бы это было так, гражданин Корейко питался бы травой, а его желудочно-кишечный тракт был бы устроен следующим образом ...

Желудок гражданина Корейка, к удивлению Остапа, состоял бы из 4 отделов. Сначала слегка пожеванная гражданином Корейка зелень поступала бы в так называемый рубец. Рубец - это склад, где происходит хранение и первичная переработка в виде бактериального брожения. Когда склад заполнен, Корейка отрыгивает из рубца небольшие порции травы обратно в пасть, и там ее задумчиво дожевывает по второму разу, неизменно наслаждаясь процессом.

Пережеванная повторно и обильно сдобренная слюной трава в виде кашицы идет обратно в пищевод и уже оттуда, минуя склад, направляется в так называемую сетку, а затем в книжку, где происходит ферментация. Книжка называется книжкой за огромное количество «листов», или складок, то есть за большой объем поверхности данного отдела желудка, где происходит переработка пищи бактериями-симбионтами и поглощение продуктов выделения этих бактерий развитыми стенками желудка. Четвертый отдел - сычуг - является завершающим, только в нем и происходит выделение желудочного сока.

У хищников строение желудка попроще будет. Он у них однокамерный, потому что хищник ест готовое мясо, и ему, в отличие от травоядного, строя свое тело, не нужно делать мясо из травы. Корова уже постаралась и произвела с помощью своего сложного пищеварительного аппарата из растительной пищи мясо своего тела. Которое хищник в уже готовом виде поедает.

Важный момент! Не все травоядные имеют такой интересный «четырехтактный двигатель» внутри, как уважаемые парнокопытные коровы. Лошади, то есть существа непарнокопытные, сделаны немного по-другому. У них желудок однокамерный и дополнительное переваривание происходит в аппендиксе, который вмещает до 40 литров, и в толстом кишечнике. Даже по этому описанию понятно, что лошадь менее приспособлена для неспешного вдумчивого переваривания травы. Сравните сами - если у коровы объем сложносочиненного желудка составляет 200 литров, то у лошади всего 20. Оттого, несмотря на длинный кишечник, усваиваемость травы у лошади гораздо ниже, а навоз гуще. Сравните коровьи «ле­пешки» и конские «яблоки».

Лошадь жалко ...

Про жалкую лошадь я завел речь не зря. Тот факт, что КПД «мотора» у лошадей ниже, делает существование маленьких лошадок невозможным. Самая маленькая лошадка на планете размером с крупную собаку (30 кг), а самая маленькое парнокопытное - размером с кошку (2,5 кг). Разница по массе - на порядок! А все дело в том, что из-за несовершенства пищеварительного тракта и, соответственно, низкой усваиваемости пищи лошадкам меньшего размера просто не хватит энергии для существования, они и так работают на пределе тактико-технических характеристик, поскольку у маленьких животных в расчете на килограмм тела потребность в пище выше (слишком уж велики теплопотери маленького тельца).

В этом смысле лошади - не классические травоядные. Классические травоядные должны иметь такой желудочно-кишечный тракт, который я описал выше, рассказывая про гражданина Корейко. Лошадь его не имеет, и отсюда видно, что лошадь делалась на основе какой-то иной конструкции, по обходным технологиям. И действительно, предки лошадей - эогиппусы (Эогиппусы обитали на планете около 50 миллионов лет назад) - были всеядными, поэтому у современных лошадей желудок по старой памяти остался однокамерным, лишь маленько модернизировавшись для приема травы.

У человека желудок тоже однокамерный. Значит, мы не истинное травоядное. При этом, как мы имели счастье убедиться чуть выше, человек совершенно точно и не хищник, ему даже с зайцем справиться трудно.

Длина кишечника у человека не так велика, как у травоядных, но и не так коротка, как у хищников. У хищника длина желудочно-кишечного тракта всего в 3 раза превышает длину тела. А вот травоядным, как уже было сказано, нужна целая фабрика по производству своего мясного тела из травы. Поэтому у травоядных длина кишечника в 8-10 раз больше длины тела.

А у нас?

А у нас ни то ни се - человеческий кишечник в 6 раз длиннее туловища.

Кроме того, толстая кишка у хищников не только короткая, но и гладкая. А вот у травоядных она длинная и напоминает перевязанную веревками вареную колбасу или чугунный радиатор парового отопления с развитой поверхностью. У людей толстый кишечник тоже такой - как у травоядных! Если вы посмотрите на анатомические картинки, то увидите, что располагается эта батарея отопления весьма хитро - она словно обнимает все внутренние органы, поднимаясь снизу верх и затем опускаясь вниз, обогревая обнятое.

Откуда в толстой кишке берется тепло? От жизнедеятельности живущих там микроорганизмов, которые поедают клетчатку - в точности, как у коровы. Одноклеточные создания в процессе своей жизнедеятельности выделяют просто уйму тепла! Это тепло может даже стать причиной пожара, скажем, на элеваторе, где микробы активно кушают влажное зерно. Такая же ситуация и у нас внутри.

Если не верите, можете провести такой эксперимент - начать голодание, перейдя на сжигание внутренних запасов жира. Казалось бы, печка исправно горит, организм худеет, сжигая подкожное сало. Но вас все время знобит! Почему? Да потому, что, не подавая топливо (клетчатку) микробам толстого кишечника, вы отключили главную батарею организма. В толстом кишечнике очень густая кровеносная сеть. Там кровь не только забирает питание, то есть продукты выделений наших микробов-симбионтов, но и нагревается. А вот когда вы начнете морить своих маленьких друзей холодом, станете замерзать.

Теперь посмотрим в человеческий желудок. Чего там?

Кислотность желудочного сока у хищников, измеряемая в рН, равна 1. У травоядных это значение приближается к 5. А у человека - около 4. При этом не забывайте, что шкала рН - логарифмическая, то есть изменение значения на единицу в ней соответствует десятикратному превышению или понижению параметра. Это значит, что по кислотности желудочного сока мы стоим гораздо ближе к травоядным, чем к хищникам, желудок которых легко переваривает шкуру, шерсть, кости.

Чтобы эти самые кости пролезали в желудок, пищевод хищника относительно широк, в отличие от узкого пищевода травоядных, проглатывающих пережеванную в тюрю траву. А для получения этой тюри в ротовой полости травоядных наличествует огромное количество слюнных желез. Они не только способствуют легкому проглатыванию, но и участвуют в процессе пищеварения. В силу неудобоваримости растительной пищи ее переваривание начинается практически сразу после попадания в организм - во рту, с помощью слюны. Например, слюна растительноядных, которые едят клубни и зернышки, содержит ферменты, способствующие переработке крахмала, который встречается в растительной пище, но не встречается в мясе. Поэтому у хищников такого фермента в слюне нет. Хищник вообще не жует пищу в нашем понимании, он ее кромсает и закидывает через широкую трубу пищепровода в луженый котел с соляной кислотой.

А у человека во рту с этим как? А у человека слюна содержит амилазу, то есть пищевые ферменты, перерабатывающие крахмал.

Теперь возьмем анализ крови на тот же показатель - рН. У хищника рН крови равен 7,2. У растительноядного зверя - 7,6. А у такого животного, как человек, показатель расположен аккурат посерединке - 7,4. Это не такая уж и маленькая разница. Вспомнив о лоrарифмичности шкалы рН, мы поймем, что кровь одних и других по числу свободных ионов водорода различается примерно вдвое.

Далее. Мы уже говорили выше, что для растительноядных существ важно отличить зрелый красный плод от недозрелого желтого. Поэтому у нас и других обезьян цветное зрение. А вот хищники плохо различают цвета, им это не обязательно. Вместо клыков и когтей у нас редуцированные клычки для стоматологов и мягкие ногти для маникюрных салонов. Они - свидетельство того, что когда-то наши далекие древолазные предки охотились. Но предметом их охоты были насекомые, потому что мы - далекие потомки насекомоядных. Наши коренные зубы больше подходят для перетирания зерен или на худой конец перемалывания хитиновых оболочек насекомых. А наше цветное зрение играет еще одну роль - всех насекомоядных созданий опасные насекомые своей яркой расцветкой предупреждают: «Не нападай на меня, я очень больно кусаюсь!» Вспомнили, как выглядят осы и пчелы? Именно поэтому человеческие младенцы, которые еще не могут говорить, но которым показывают черно-желтые полоски, пугаются и порой даже начинают плакать. Это вшитый инстинктивный страх, наработанный сотнями тысяч лет. На этом генетическом страхе основана вся наша предупреждающая символика с ее желто-черными полосками.

Кстати, о глазах ... У хищника бинокулярное зрение, то есть оба глаза направлены вперед для лучшего прицеливания. Бросок должен быть точным! Вспомните тех, кто ест живое, - льва, волка, филина ... Они обоими глазами смотрят вперед, на цель!

А у тех, кого едят, глаза, напротив, расставлены широко, как у коров или оленей, чтобы иметь возможность обозревать местность почти на 360°, дабы в случае чего сразу заметить подозрительное движение и быстро дернуть с места.

- Но ведь у людей глаза направлены вперед! - воскликнет читатель, уже привыкший, что его плавно уводят от хищничества.

Да, зрение у нас бинокулярное, друг читатель, но точный прицел был нужен нашим предкам не для охоты. А для прыжков с ветки на ветку. И тут точный прицел даже важнее, поскольку промах на охоте означает только необходимость новой попытки, а промах при прыжке с ветки на ветку - падение и смерть.

Что же получается в итоге? Кто мы?

По длине кишечника и щелочному составу крови - нечто среднее между хищниками и травоядными. По кислотности желудочного сока ближе к травоядным. По отсутствию рубца в желудке - к хищникам. По морфологии тела (отсутствие клыков и когтей, потовые железы и пр.) скорее растительноядные.

Что в результате?

Мы - всеядные! Типа свиней или крыс. Но все-таки ближе к растительноядным. Правильнее было бы назвать нас плодоядными или зерноядными. Да, мы можем есть животный белок, но легкий - прыгая по веткам, перехватить сырое птичье яйцо в гнезде, съесть мягкую, толстую, вкусную личинку или разложившуюся, то есть уже ферментированную падаль. Падаль - потому что сырое мясо для нас пища точно невидовая, слишком тяжелая. А гниение мяса (или деструкция мяса огнем) приближает его к нашему порогу усваиваемости.

В общем, нам обработанное мясо есть можно. А в холодном климате и при недостатке растительной пищи, как например, на Крайнем Севере, - жизненно необходимо. Кто же тогда упорно внедряет в наше сознание идею вегетарианства и религиозных постов?

Ну, с религией понятно. Мясо во все века было дороже растительной пищи. Поэтому идеологические модели должны были утешать бедноту, накладывая ограничения и запреты на ту пищу, которой всем все равно не хватило бы. Однако, заметьте, что чем севернее, тем меньше запретов. Если индусы мясо не едят вообще, то религия приполярных народов никаких постов и запретов на мясо вообще не предполагает.

Но за последние полвека вегетарианство мощно возродилось вместе с появлением неорелигий - политических течений, основанных на левацкой идеологической парадигме...


При выполнении скрипта возникла ошибка. Включить расширенный вывод ошибок можно в файле настроек .settings.php